12:54 

Ключ от его замка part 3/2

Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
Фандом: Shugo Chara!
Название: Ключ от его замка
Автор: Laviko A. Weid
Бета: Мария_Владимировна
Email: L_A_WEID@mail.ru
Категории: гет
Жанр: Romance, angst, action
Пейринги: Икуто/Аму; Тадасе/Аму
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: инцест, смерть второстепенного персонажа, немного AU
Размер: миди
Содержание: Он — вольнолюбивый кот, заключенный в клетку. И кажется, что нет выхода.
Однако настает момент, когда события решают все за него, и приходится убедиться, что выход есть в любой ситуации. Просто он нас не всегда устраивает.
Перед ним встает выбор. Выбор, который изменит его жизнь навсегда.
Ему придется самому изготовить ключ от своей клетки.
Или… сломать замок.
От автора: Огромное спасибо моей бете.
Марьвладимирна, твоя вычитка помогла мне подняться на новую ступень. Работать с тобой одно удовольствие!
WARNING! Просьба оставлять комментарии в этом посте. Мне так было бы намного удобнее на них отвечать. = )
Дисклаймер: «Shugo Chara!» принадлежит творческому объединению «Peach-Pit» и студии «Satelight».
Размещение: с разрешения автора.
Статус: закончен

Ты не бойся меня,
Ты попробуй погладь.
Я хочу просто так
Стать кошкой.
Я тихонько кусал,
Там где было нельзя
А хвостом обнимал —
Где можно…
Макс Фадеев



Шаг e-два — e-четыре
По клеткам для птиц и рептилии,
Черно-белым клеткам для пойманных вольных,
Где выход через замок.
Ольга Арефьева


Здание «Пасхи» напоминало неприступную крепость. По территории корпорации расхаживали люди в черном. И Икуто в ожидании благоприятного момента наблюдал за перемещениями охраны с крыши соседнего здания.
«Как мы попадем внутрь, ня? — раздался внутри голос Йору. — Ты знаешь, где они держат Утао?»
Задуманное граничило с безумием, Тсукиёми сам с трудом верил, что принял это решение. Он не хотел брать с собой хранителя, но когда выскочил в коридор, Йору, свалившийся с плеча, бросился следом.
«— Икуто, я с тобой, ня!
— Нет. Это слишком опасно.
— Йору понимает, что Икуто хочет защитить Аму… Но если что-то пойдет не так, то кто защитит Икуто, если Йору не будет рядом, ня?!»
Отвязаться от хранителя оказалось невозможно. Икуто знал, что без его помощи не справится, но готов был пробраться в здание «Пасхи» один. Сейчас, размышляя более трезво, Тсукиёми понимал — с его смертью исчезнет и Йору. Бессмысленно бросать его в одиночестве. Бессмысленно и жестоко.
— На месте разберемся, — наконец ответил он. — Пошли!
Первый охранник даже не понял, что произошло, когда Икуто налетел на него. Отпустив безвольно осевшего мужчину, он увернулся от нападающего, спружинил руками о землю и вырубил его ударом ноги. Пока вокруг больше никого не было. Оттащив охранников за ящики, Икуто ловко вскарабкался по стене на третий этаж.
Забравшись в открытое окно, Тсукиёми осторожно спрыгнул с подоконника на пол. Охраны в поле зрения не было, и парень двинулся к лифту.
«Икуто, это ведь рискованно, ня! — с тревогой заметил Йору. — Что если нас поймают?»
И как в подтверждение слов хранителя на панели над металлическими дверьми загорелась кнопка — кто-то спускался вниз. Когда лифт открылся и из него, с папкой подмышкой, вышла молоденькая женщина в очках, Икуто уже сидел на тубе вентиляции под потолком.
Напевая что-то под нос, она свернула туда, где прятался Тсукиёми. Длинная челка ее пепельно-русых волос была собрана на макушке в куцый хвостик, на бейджике, прикрепленном к нагрудному карману белого халата, значилось: «Научный отдел».
Икуто мягко приземлился за спиной женщины и схватил ее, зажав рот рукой. Бумаги полетели на пол.
— Веди себя тихо.
Она судорожно закивала, когда Тсукиёми поднес когти к ее лицу.
— Мне нужно на склад. Ты же отведешь меня туда, верно?


***



Час спустя Тсукиёми оставил женщину внизу в подвале, посоветовав покинуть здание как можно скорее. Испуганная женщина со всем соглашалась, дрожала.
Позже она рассказала, что видела, как Утао вели в направлении кабинета Казуомо.
И теперь Икуто через решетку вентиляционной шахты смотрел, как у заветной двери толпятся охранники. Мужчин было пятеро, у двух из них он заметил оружие. Шансы невелики, но попробовать стоило.
Тсукиёми отцепил от пояса две дымовые шашки, прихваченные со склада «на всякий случай», и, выбив ногой решетку, бросил их вниз. Раздался тихий щелчок, и коридор мгновенно заволокло сизым дымом. Охранники закашлялись. В суматохе Икуто успел вырубить троих. Но потом везение оставило его.
Скрип открываемой двери, удар по лицу, от которого потемнело в глазах. Пока Икуто пытался прийти в себя, его скрутили и затащили в кабинет.
Утао была привязана к стулу. Поняв, кого ввели в комнату, она отчаянно попыталась что-то произнести, однако из-за кляпа вышло лишь невнятное мычание. Икуто поднял залитое кровью лицо — в ушах еще звенело, но в голове уже сделалось на удивление ясно. Он зарычал, сопротивляясь удерживающим его мужчинам, но боль в суставе, мгновенно заломленной за спину руки, на какое-то время отбила желание сопротивляться.
— Я вижу, ты все никак не успокоишься, — Казуомо навис над пасынком, который в бессильной ненависти смотрел на него снизу вверх. — Я предложил тебе хорошую сделку, но, похоже, Утао для тебя ничего не значит.
Тсукиёми прожигал отчима взглядом и молчал. Хошино укоризненно поцокал языком:
— Ошибки действительно ничему тебя не учат. Я преподам тебе урок.
Когда Казуомо вытащи нож из кармана охранника и направился к сестре, Икуто уже не понимал что больше в его душе — паники или ярости.
— Ублюдок! — выдохнул Тсукиёми, рванувшись вперед, и тут же зашипел от боли.
Казуомо не отреагировал. Приподняв голову Утао за подбородок, он поднес лезвие к расширившемуся от ужаса глазу девушки.
— Не трогай ее! — уже было плевать на боль в практически вывихнутом плече. Лишь бы он оставил Утао в покое. Лишь бы не причинил ей вред.
Отчим усмехнулся, дотронувшись ножом до ее щеки, едва касаясь, скользнул острием к судорожно вздрагивающему горлу.
— Я убью тебя!!!
— Все еще не хочешь привести ко мне Хинамори Аму? — осведомился Казуомо, медленно усиливая нажим.
Утао вскрикнула.
Стук сердца заглушил все. На краю тонкого пореза набухла первая багровая капля. Икуто не слышал своего вопля, не видел, как Хошино удивленно обернулся, на автомате отдергивая руку с ножом от девушки, не понял, как сумел вывернуться из рук охранников и ударить. Первый мужчина отлетел к стене, как тряпичная кукла. Второй достал пистолет. Дверь распахнулась и из коридора в кабинет забежали еще четыре человека в черных костюмах. Тсукиёми прыгнул назад, опрокинул стол, дернул на себя стул, роняя его вместе с сестрой на пол, укрывая ее за столешницей.
Раздались выстрелы. Одна из пуль вспорола кожу на бедре. Это словно послужило сигналом — Икуто бросился вперед. Когти прочертили дугу в воздухе, врезавшись в плоть.
Брызги крови, истошный крик.
Он не запомнил ничего. Ни того, как наносил удары, ни того, сколько раз его зацепило или скольких он ранил…. Когда этот терпкий дурман отступил — он обнаружил себя стоящим в коридоре посреди корчащихся на полу охранников. Стоны боли, металлический привкус во рту.
Тсукиёми бросился обратно в кабинет.
Казуомо стоял у окна, прижимая к себе Утао. Дуло пистолета упиралось в висок рыдающей сестры. Она отчаянно цеплялась за предплечье отчима.
— Икуто, уходи!
— У тебя был шанс решить все мирно, — рука Хошино ходила ходуном.
Икуто медленно двинулся к нему:
— Ты не тронешь ее.
— Икуто, не надо!
Мгновение — и оружие нацелено на Тсукиёми.
— Он убьет тебя!
Грянул выстрел. Кошачье ухо обожгло нестерпимой болью. Они с Йору взвыли одновременно. Ярость оттого, что Казуомо вновь причинил вред дорогому ему существу, сорвала предохранитель.
Икуто прыгнул. Сбил отчима с ног.
Выстрел.
Судорожный глоток раскаленного болью воздуха. И пол так близко…
Хошино поднялся, целясь в Тсукиёми.
— Все это зашло слишком далеко, — хрипло проговорил он. — Прости, дорогой сынок, но…
Икуто увернулся от пули и выбил оружие у отчима. Схватив Казуомо, припечатал к стене. Сейчас под тяжелым взглядом пасынка тот растерял всю свою уверенность. Тсукиёми поднял руку с когтями на уровень его шеи.
Из простреленной ладони на пол капала кровь.
— Ты не сделаешь этого, — просипел Казуомо. — Я твой отец.
— Ты мне не отец, — холодно напомнил Икуто.
И ударил.


***



В переулке было прохладно и тихо. Икуто измученно привалился спиной к стене. Дыхание с хрипом вырывалось изо рта, в горло будто натолкали стеклянной крошки. Из разбитой брови, неприятно щекоча кожу, сочилась кровь. Правая ладонь горела, отдавая до самого локтя ноющей болью.
В памяти Тсукиёми еще не померкло воспоминание о том, как на верхних этажах корпорации бушует огонь. Как стекла осыпаются вниз, и красно-оранжевые языки пламени, вырывающиеся сквозь щербатые прорехи окон, выбрасывают в небо снопы искр.
— Икуто, — Утао слегка потрясла его за плечо. — Икуто!
Он с трудом поднял тяжелеющие веки:
— Да.
Дыхание сестры касалось его щеки. Икуто сфокусировал зрение и понял, что по лицу Утао катятся слезы.
— Тш-ш… — он большим пальцем стер соленую дорожку. — Не плачь, глупая. Не надо плакать.
Утао прижалась к нему.
— Испачкаешься.
— Мне все равно…
Икуто обнял ее, поглаживая вздрагивающую спину.
— Мне нужно к Аму, — тихо произнес он.
Утао резко отстранилась.
— Нет!
— «Пасха» могла добраться туда. Если они проследили за мной сегодня утром… или за тобой…
—Но ты же ранен! — решительный взгляд брата заставил ее на мгновение умолкнуть. — Она… так важна для тебя?
Икуто, не отрываясь, смотрел ей в глаза и молчал.
— Я пойду с тобой!
— Нет.
— Да!
— Нет. Сейчас я не смогу защитить вас обоих. Ты должна пойти домой.
Она вытерла слезы и кивнула. Тсукиёми, пошатываясь, поднялся с земли, опираясь о стену — без внутренней поддержки хранителя, он бы точно упал.
«Икуто, держись, ня!» — отчаянно воскликнул Йору.
Улыбнувшись, он, прихрамывая, направился прочь.
— Обещай, что вернешься.
Икуто скользнул по ней пристальным взглядом.
— Обработай рану, — он кивнул на порез на ее шее. И, превозмогая боль в бедре, перемахнул через забор прежде, чем Утао успела что-либо сказать.


***



Путешествие до дома Хинамори походило на затянувшийся кошмар. Ноги словно вязли в патоке — он двигался заторможено, с усилием и дважды чуть не сорвался в пространство между домами. Икуто изо всех сил цеплялся за реальность, но когда добрался до цели, сознание все же предало его. Отключившись на долю секунды, он потерял равновесие и покатился по крыше. Перевоплощение характера рассеялось — Йору с испуганным воплем бросился за хозяином. Одно ухо хранителя походило на кровавые лоскуты.
У самого края, с трудом выдернув себя из мутной пелены, в которую медленно погружалось сознание, Тсукиёми сумел замедлить движение и с грохотом обрушился на балкон Хинамори. На какое-то время дыхание перехватило. В голове звенело, перед глазами плыли цветные пятна — судорожно хватая ртом воздух, Икуто не сразу понял, что кто-то отчаянно трясет его, пытаясь привести в чувство. Приоткрыв глаза, Тсукиёми увидел Хинамори. Протянул руку, чтобы отстранить Аму от себя, но, вспомнив о том, что весь перепачкан кровью, остановился.
Гул в ушах медленно стихал. И хоть звуки словно вязли в чем-то мягком и пористом, он, по крайней мере, слышал, что ему говорят.
— Икуто?! Что с тобой?! Что случилось?!
— Икуто, ня! Ты жив?!
— Успокойтесь… — хрипло проговорил Тсукиёми.
Аму отпустила его, тревожно глядя, как Икуто, морщась, садиться. За ее спиной маячили Защитники. Парили хранители. И, судя по тому, что одна из девочек сжимала в ладошках чашку — они пили чай до его появления. Значит «Пасха» не добралась сюда. Икуто облегченно вздохнул и прислонился спиной к балконному бортику.
— Что ты тут забыл, Тсукиёми Икуто? — произнес Тадасе, выступив вперед. — Чья это кровь?
Черный Кот измученно приподнял голову:
— Моя.
Повисла пауза.
— Икуто, твоя рука… — испуганно произнесла Хинамори.
— Что? — устало откликнулся он.
— Как же ты теперь будешь играть на скрипке?
Мгновение ужаса, а потом осознание — все нормально.
— Это правая рука. — Видя, что Аму ничего не поняла, он добавил: — Я держу ею смычок.
Девочка облегченно выдохнула. Икуто искал в ее лице хоть отголосок презрения или отвращения, после слов Утао, и не находил. Это пугало. В голове роились вопросы, но он не был уверен, что готов услышать на них ответы.
— Нужно обработать раны, чтобы не было заражения, — Фудзисаки подошел к Тсукиёми.
Он лишь закрыл глаза. Не дождавшись ответа, Нагихико повернулся к Хинамори.
— Аму-тян, — распорядился он. — Нужна горячая вода, бинты и антисептик.
— Сейчас принесу! — девочка выскочила за дверь вместе со своими хранителями.
— Яя тоже!
— Я тоже помогу.
Икуто не сразу понял, что на балконе остались только они с Тадасе. Недружелюбный взгляд Принца чувствовался почти физически.
— Что ты задумал? — спросил он.
— Ты не поверишь, но ничего.
— Конечно. Я никогда не поверю Черному Коту, приносящему несчастье.
Только Тадасе умел заставить его мгновенно вскипеть. И пусть Икуто внешне оставался невозмутимым, внутри все клокотало от ярости.
— Ты слишком много слушал взрослых. И никогда не видел дальше собственного носа, — он высокомерно хмыкнул, вытягивая перед собой раненую ногу. — Иногда стоит обращать свое внимание не только на симпатичных девочек.
Не те слова. Не это бы он хотел сказать этому глупому мальчишке.
Хотори задохнулся от возмущения:
— Да как ты смеешь?!
Икуто фыркнул, задумавшись над тем, почему Хинамори выбрала именно Тадасе. Он ведь маленький мальчик, не особенно умный, смазливый. С другой стороны, Тадасе из приличной семьи — воспитан, галантен, надежен. Должно быть, Аму действительно видит в нем своего принца. А кто он сам? Бродячий кот, который то и дело влипает в неприятности. Уходит не прощаясь, приходит, когда вздумается. Хотя, если бы Икуто был уверен, что нужен…
Он вздохнул и принялся расстегивать цепочку ключа, по-прежнему висящего на его запястье. Пальцы не слушались и все время соскальзывали, но он все же сумел расстегнуть замок.
— Держи.
Мальчик недоверчиво посмотрел в его лицо.
— Что это значит?
Тсукиёми привстал, схватив Тадасе за запястье, и вложил окровавленный ключ ему в руку. Хотори брезгливо отпрянул, освобождаясь от прикосновения.
— Я не знаю, что ты задумал, но если очередную подлость — тебе это с рук не сойдет.
Икуто досадливо поморщился:
— До чего ты глупый, братец. Пора бы уже повзрослеть и перестать строить из себя рыцаря в сверкающих доспехах.
— Лучше уж быть рыцарем, чем таким, как ты!
Искушение врезать родственнику по морде было велико.
— Таким, как я? — угрожающе переспросил Тсукиеми. — Да что ты знаешь обо мне, малявка?
Как все глупо тогда вышло с этой собакой, и как отвратительно это смотрелось со стороны. Кто знает, что подумал бы он сам, оказавшись в такой ситуации. Можно было все объяснить тогда или сейчас, но Икуто ненавидел оправдываться. Пройдет время и Тадасе сам поймет, что брат на самом деле пытался обезопасить его от «Пасхи» — чем дальше от Черного Кота, тем лучше. Но сейчас Хотори слишком мал, и уже давно свято верует, что «кот-ворюга», забравший у него ключ Дампти, практически вселенское зло.
Тадасе возмущенно сопел, впившись взглядом в Икуто. Это окончательно вывело его из себя.
— Все еще надеешься узнать правду о том, что тогда произошло? Хочешь знать, почему я не объяснил ничего тебе? Да просто я знал, что такой маленький идиот, как ты, все равно ничего не поймет.
— Ты врешь! — выкрикнул Тадасе. — Ты только и делаешь, что врешь всем вокруг! Ты просто не захотел признаваться что…
— Убил твою собаку? — невозмутимо перебил его Икуто. — Ты это хочешь сказать?
— Ненавижу тебя! Из-за тебя заболела бабушка! Из-за тебя умерла моя Бетти! Это ты во всем виноват!
— Что происходит? — Аму выскочила на балкон, испуганно переводя взгляд с Тадасе на Икуто. В руках она держала футляр со скрипкой.
— Я не трогал твою собаку, — проигнорировав девочку, ответил Тсукиёми. — И тем более не трогал твою бабушку. Знаешь ли, в мире иногда происходят вещи, к которым я не причастен.
Тадасе бессильно промолчал, еще крепче сжимая ключ в кулаке.
Икуто с трудом поднялся на ноги. Он должен был бы порадоваться — Хинамори встретила свою любовь — но не мог. Тсукиёми понимал эгоистичность своих чувств, но все равно хотел, чтобы Аму была счастлива с ним. Ни с Тадасе, ни с кем бы то ни было еще, а именно с ним! Когда-то он думал ей нужно время, чтобы осознать себя, а теперь понял — никаких чувств не было. Тсукиёми не сомневался в искренности ее беспокойства, но такова Хинамори — она никогда не пройдет мимо того, кому нужна помощь. И сколько бы раз Икуто не подставлял себя под удар, не рисковал бы жизнью ради нее, это не изменит того, что он нелюбим.
— Если открыть замок Хампти — появится Эмбрион, — наконец проговорил Икуто. — Но, возможно, это только мои домыслы. — Он, прихрамывая, подошел к Хинамори и забрал у нее скрипку. — Спасибо.
Пожалуй, еще было влечение. Нахальный и загадочный парень, бесспорно, нравился Аму, но ему этого было мало.
Тадасе сощурился, заслонив собой девочку.
— Что ты хочешь этим сказать?
Усмехнувшись, Икуто отступил:
— Только то, что сказал, маленький король.
— Что ты задумал, негодяй? — Кисеки вылетел на балкон, гневно сверкая глазами.
Тсукиёми, продолжая загадочно улыбаться, краем глаза заметил, что в комнату уже принесли чайник, таз и бинты.
— Хочешь украсть Эмбрион, когда я открою замок?!
— Мне больше не нужен Эмбрион, — горечь поднялась к горлу удушливой волной, но шкодливая улыбка ни на секунду не исчезла с его лица. — Пока, Аму. Надеюсь, ты найдешь свое настоящее «Я».
— Икуто, ня!
Йору летел неровно, рывками и свалился на подставленную ладонь хозяина, едва оказался рядом.
— Все готово, ня…
Он бережно положил обессиленного хранителя за пазуху, удобнее перехватил лямку футляра, поставил ногу на перила балкона, но окрик Хинамори остановил его:
— Постой!
Икуто обернулся.
— Куда ты? Ты же ранен!
Молчание.
— И почему ты говоришь так, словно мы больше никогда не увидимся? Зачем ты приходил?
Непонимание и какая-то детская обида в голосе. Руки в молитвенном жесте прижатые к груди. И эти глаза…
Он поспешно отвернулся и спрыгнул с балкона.


***



Он пропал. Исчез, как будто и не было. Встречи, которые раньше Аму считала случайными, прекратились. Несколько почти бессонных недель. Мысли о Икуто каждую секунду днем — тревожные, невыносимые. А ночью кошмары, пугающие своей реалистичностью, в которых истекающий кровью Тсукиёми умирал в безлюдном переулке.
Аму похудела, осунулась, под глазами залегли тени. Нервозность выливалась в ссоры с друзьями.
Воспоминания о выражении глаз Икуто, когда он в последний раз взглянул на нее, выворачивало душу наизнанку. Его образ мучил, терзал, изматывая беспокойством. Аму пыталась узнать адрес Тсукиёми, но неудачно. Утао не снимала трубку.
Каждый день после учебы Хинамори металась по улицам, надеясь наткнуться на него: в заброшенном парке аттракционов, в темных подворотнях, в самых отдаленных районах городка. Но тщетно.
Вечерами она стояла на балконе, надеясь, что Икуто придет. Как обычно, бесшумно приземлится рядом с ней, или свесится с крыши, напугав до полусмерти. Но ожидания были напрасными. И каждый раз к горлу подступал комок, который Аму судорожно сглатывала, стараясь не расплакаться.
Хинамори выпускала телефон из рук только на занятиях, кладя на край парты. В ожидании желанного звонка, гипнотизировала дисплей и автоматически записывала лекции. Она никогда прежде не чувствовала себя такой несчастной и разбитой.
Когда Аму обнаружила на первой полосе газеты заголовок «Молодой наследник принимает дела «Пасхи»!», она вырвала ее из рук отца и жадно впилась взглядом в статью, торопливо читая прыгающие перед глазами строчки. Сердце колотилось в горле. Жив! Он жив!
В тексте была размещена фотография Тсукиёми: хмурый, рука на перевязи, бровь пересекает вертикальный шрам. Аму дорого бы заплатила за знание того, что в тот день произошло в «Пасхе».
Пролетали дни, складываясь в недели. Икуто не появлялся. Тот взгляд, брошенный через плечо, не давал Аму покоя.
Снова сны. От них больше не хотелось кричать, в них не было смерти — лишь бесконечные комнаты с пустыми рамами на стенах. Она бежала, звала кого-то, толкала дверь, чтобы оказаться в очередном коридоре с тусклыми лампами, тянущимися под потолком. И ни души…
И даже разговор с Нагихико не помог. Только его вопрос поставил в тупик: «Если ты любишь Икуто, то зачем встречаешься с Тадасе?». Тогда она вспыхнула и не нашлась, что ответить, а потом долго думала: «и правда, зачем?».
Хинамори начала присматриваться к Принцу. И с каждым днем убеждалась, что вовсе он не такой уж замечательный, как она себе воображала. Ей было стыдно за свои мысли, и она виновато утыкалась носом в чашку всякий раз, когда во время собраний Защитников Хотори замечал ее пристальный взгляд.
Она злилась на весь мир, и в первую очередь на себя, а в голове медленно зрело решение.
Он не смеет исчезнуть просто так! Он не может вот так ее бросить!


***




В доме было пусто и почти совсем тихо. Большинство вещей уже упаковали и спустили на первый этаж. Икуто сосредоточенно заклеивал скотчем последнюю коробку, Утао наблюдала за ним из кресла.
— Все же не вериться, что ты решил лететь с нами, — проговорила сестра. — Ты уверен?
— Да.
Вещи были собраны, сомнения отброшены. В Японии ему больше нечего делать.
В газетах только недавно перестали писать о том, что молодой наследник «Пасхи» перепродал весь пакет акций одной из ведущих корпораций в Токио.
Здание начали отстраивать. Лорд исчез с горизонта, будто его и не существовало, хотя Икуто не сомневался в том, что он жив. Правда, теперь семье Тсукиёми до этого не было никакого дела.
Полученных денег хватило не только на билеты на самолет и покупку квартиры в центре Нью-Йорка, но и осталось на то, чтобы спонсировать Утао, обеспечив ее самым лучшим продюсером, и жить безбедно еще несколько лет.
Сестра планировала продолжить сольную карьеру, мать — начать жизнь заново, а Икуто и сам не знал, чем займется после переезда.
Про себя он называл это бегством.
Еще он думал искать отца. Хотя Икуто не представлял, что скажет Аруто, если найдет. Он даже не знал, чего хочет больше: посмотреть ему в глаза или плюнуть в лицо.
— Икуто, все в порядке? — Утао коснулась его плеча. — Ты какой-то…
— Все хорошо.
Звонок в дверь разорвал гнетущую атмосферу в комнате.
— Кто бы это мог быть? — удивилась сестра. — Может, твои друзья?
Он отрицательно покачал головой, откладывая от себя скотч.
— Я их не приглашал.
Внизу раздался до боли знакомый звонкий голос, выкрикнувший слова приветствия, а потом топот ног по лестнице. Все еще не веря в происходящее, Икуто замер. Сердце колотилось в горле. Он понял, кто пришел, но когда запыхавшаяся Хинамори вбежала в комнату, все равно не смог скрыть волнения.
— Аму?
— Икуто, это правда? — с ходу налетела на него она. — Ты переезжаешь в Америку?
— Да, — он поднялся на ноги.
Губы Аму дрогнули:
— Почему?
Хранители Хинамори буквально окружили его:
— Зачем так далеко?
— Не уезжай.
— Откуда ты узнала? — не выдержала сестра. — И чего пришла вообще? Тебе же плевать на Икуто!
— Утао! — одернул ее Тсукиёми.
— А что не так? Она же с Тадасе!
Он отвернулся. Его комната выглядела необжитой, даже не смотря на то, что мать решила не забирать занавески и мебель.
— Я… мне… мне сказала Эру, — почти прошептала Аму.
— Предательница! — Иру, вылетев из своего яйца, ткнула пальцем в грудь второму хранителю сестры, прибывшему вместе с незваной гостьей.
— Я только хотела, чтобы Аму увиделась с Икуто! — «ангел» как всегда приняла слова близко к сердцу. — Я же видела, как переживает Утао!
Сестра покраснела:
— Эру, цыц!
Хинамори попыталась улыбнуться ей.
— Не обольщайся! — тут же вздернула нос Утао. — Икуто вообще не хотел с тобой прощаться.
Тсукиёми тихо вздохнул, уже зная, что спросит Аму:
— Икуто… это правда?
— Да.
Хинамори всхлипнула, и Икуто почти испуганно посмотрел на нее. Такого он никак не ожидал.
— Почему? — Аму заплакала, по-детски вытирая слезы кулаками. — Почему?! Не уезжай! — она отняла руки от лица. Крупные слезинки градом сбегали по ее щекам.
— Эй… ты чего? Не реви.
Утао проявила чудеса тактичности. Бросив на них внимательный взгляд, она вышла из комнаты.
Аму заплакала в голос. Тсукиёми с секунду растерянно стоял, не зная, что предпринять, а потом шагнул к девочке и заключил ее в объятия.
— Тише. Ну, чего ты? Не плачь.
Слова Икуто вызвали новый поток слез, и он замолчал, надеясь, что вскоре она сама успокоится.
— Почему ты уезжаешь? — голос Аму прозвучал глухо.
— Меня тут больше ничего не держит.
— Почему?..
— У тебя точно проблемы с логикой, ня!
Они одновременно посмотрели на Йору, зависшего над их головами.
— Где ты был? — спросил Икуто.
— Прощался с друзьями, — ухо маленького кота, хоть и зажило, все равно осталось похожим на лохмотья. Каждый раз, глядя на него, Тсукиёми чувствовал, как в груди что-то болезненно сжимается. — Икуто, ты же не хотел с ней больше видеться, ня, — Йору ткнул лапой в сторону Аму.
Да, не хотел. Он еще не успел зализать свои раны, не успел оправиться от горечи поражения. Икуто всегда предпочитал уходить по-английски, и сейчас, когда Аму плакала, его душа просто рвалась на части.
«Похоже, она решила все за меня», — Тсукиёми стер большим пальцем слезинку с щеки девочки.
Под потолком послышалась возня, потом недоуменные вопли Йору и вскоре все хранители покинули комнату, оставив их с Хинамори наедине.
— Самолет уже завтра? — тихо спросила Аму. Ее все еще трясло, как в лихорадке.
Икуто кивнул.
— Почему ты уезжаешь? Это потому что «Пасха» развалилась? Тебя держало в Японии только это? — она задрожала сильнее, глаза снова наполнились слезами.
— Глупая… — Тсукиёми крепче прижал ее к груди. — Если бы… — говорить было больно. — Если бы я был нужен тебе…
— Ты нужен мне! — Аму обхватила Икуто руками, цепляясь за рубашку на его спине. — Ты нужен мне… — она снова заплакала. — Не уезжай. Пожалуйста. Не уезжай…
Сердце в груди екало и переворачивалось, его стук отдавался гулом в ушах. Чувства смешались, но все же самым сильным было изумление.
«Я, наверное, сплю», — подумал он.
— А как же Тадасе? — справившись с собой, спросил Икуто.
— Я рассталась с ним, — полушепотом проговорила она. — И не жалею.
Он чувствовал биение ее сердца, судорожное, тревожное. И Тсукиёми старался дышать реже, боясь спугнуть волшебство этого момента.
— Даже если я уеду?
— Да! — она разрыдалась. — Но… Не уезжай… Пожалуйста. Не уезжай!
Голова кружилась. Ему казалось, что воздуха в комнате стало меньше. Икуто не смог бы передать словами насколько для него важно, то, что она пришла, как жаждал он услышать от нее эти слова. Горло перехватило. Аму — такая хрупкая, такая маленькая в его объятьях. Чувствуя ее тепло, он вдруг в полной мере осознал произошедшее.
Икуто уткнулся лицом в волосы Хинамори, вдыхая их неповторимый аромат, и прошептал:
— Хорошо.
— Что? — она с недоверием подняла к нему мокрое от слез лицо.
— Я остаюсь.
— Правда? — кажется, Аму вновь намеревалась расплакаться.
— Да, — он прикоснулся к ее щеке. Хинамори вцепилась в запястье Икуто, легонько дотронулась губами до едва затянувшейся ранки на ладони. Бесконечно долгий миг между двумя ударами сердца. Глаза в глаза.
— Ты тоже нужна мне… Аму.


21 марта — 10 мая 2010 года

@темы: Персонажи: Защитники, Персонажи: Маширо Рима, Персонажи: Пасха, Персонажи: Характеры-хранители, Персонажи: Хинамори Аму, Персонажи: Хосина Утау, Персонажи: Цукиёми Икуто, Фанфикшн

Комментарии
2010-05-13 в 14:01 

Все что мне нужно - это доброе слово, теплая постель и безграничная власть.
ваааа...трогательно и мило?это конец? такой хороший...очень пронравилось,правда *_*

2010-05-13 в 14:20 

Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
Да, конец)
Я люблю открытые финалы^^
Рада, что понравилось)))

2010-05-13 в 17:23 

Чудо кошачьего племени
Кошки - это не люди, но кошки - это не звери, Они - разумные монстры с весьма далеких планет.
прочитала единым дыханием. Хотя показалось, что концовку чуть-чуть сжали.
Но как оно все... необычно? да, но лишь отчасти. Мне совсем не найти слов, что бы выразить те чувства, что родились. Они разные, а слов я знаю мало.
Спасибо Авторам большое!

2010-05-13 в 22:06 

Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
Пожалуйста))
Я рада, что нравится)
Концовку не сжимали, все так и должно быть)

2010-05-14 в 12:40 

Чудо кошачьего племени
Кошки - это не люди, но кошки - это не звери, Они - разумные монстры с весьма далеких планет.
Laviko
ясно )))
пойду перечитаю все еще разик. Полностью :inlove:

2010-05-14 в 12:47 

Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
Это лучше бы сделать у меня на дневнике, там ошибок меньше^^
Здесь я перевесить не могу, к сожалению(

2010-06-21 в 12:58 

embrace your dreams
Какая няшность! *о*
Замечательный финал ^^

2010-06-21 в 13:31 

Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
Я старалась)) спасибо)

2010-06-23 в 14:22 

*/Saya/*
"The future belongs to those who believe in the beauty of their dreams" Eleanor Roosevelt.
Боже! Как мило:heart:___:heart:
Спасибо!

2010-06-23 в 14:34 

Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
Вам спасибо за отзыв)

2010-06-23 в 15:27 

*/Saya/*
"The future belongs to those who believe in the beauty of their dreams" Eleanor Roosevelt.
Можно просто на "ты")))

2010-06-24 в 09:18 

Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
оке)

2010-07-01 в 17:37 

сугойна *___* :inlove:

2010-07-01 в 17:56 

Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
Спасибо (=

2010-11-17 в 17:29 

Просто супер** хоть Аму и не очень мне нравится, все равно очень трогательно:heart:____________:heart:
даже прослезилась. Автору +10000000000000000000000000000000000000

URL
2010-11-17 в 18:07 

Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
Спасибо огромное) Я старалась))

2011-02-14 в 18:30 

:kiss:концовка супер аж рыдала фиг знает от чего!!! Автор ты настоящий писатель! :ura: :woopie:
:heart:_______ :heart:

URL
2011-02-15 в 00:17 

Laviko
Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
Надеюсь, что настоящий, по крайней мере стараюсь оправдать собственные надежды.)
Спасибо))

2011-02-17 в 13:48 

Ня!!! Кавай....))))) Конец?!О__О НЕТ!!! Ну почему обязательно заканчивать на этом??? ;((((((

URL
2011-02-17 в 18:11 

Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
А на чем бы следовало, по вашему?)

2011-04-13 в 03:50 

Класс)))в конце я даже расплакалась)))

URL
2011-04-13 в 08:13 

Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
Я рада, что текст вызывает сильные эмоции.)))

2011-04-20 в 03:11 

Очень хорошая книга, ты наверное очень эмоциональный и чувственный человек раз смогла сотворить такое))))
мне бы очень хотелось почитать более объемную книгу твоего сочинения!!!))))

URL
2011-04-20 в 08:06 

Я люблю порно с сюжетом! Можно подрочить, почитать и поплакать! ©
Ну-у, я бы фанфик книгой не назвала.)
Да, я эмоционал, поэтому мне сложно было писать от лица "бесчувственного" Икуто. Но это был интересный опыт, который во многом мне помог.)
Что-то более объемное можно найти в моем дневнике, если нажать на кнопку "зеркала" в эпиграфе (но в моем дневнике, увы, от лица гостя нельзя оставить комментарий.) Да и в этом сообществе лежит еще, как минимум два моих фанфика.
Спасибо за отзыв.)

   

Shugo Chara!

главная